Интервью с профи он-лайн покера Андреем Заиченко

Андрей Заиченко один из тех игроков, для которых игра покер – это и профессия, и увлечение, и стиль жизни. Совсем недавно, весной, Андрей бросил свою последнюю офисную работу, чтобы сделать свой работой игру в покер. Последнее время Андрей предпочитает играть в он-лайн покер, иногда участвует и в турнирах. В мае он выиграл крупный турнир в Барселоне. В интервью Андрей рассказывает о том, как он пришёл в покер, и как стал профессиональным игроком.

 – Начнем с традиционного вопроса: как вы пришли в покер?

– Я прошел долгий путь, прежде чем занялся Холдемом. Когда мне было пять лет, отец научил меня играть в преферанс. Потом, в МГУ, мы играли в тот же преферанс и – самый простой – пятикарточный покер. На факультете учились достаточно обеспеченные ребята, и я был в их компании. Столько денег, как у них, у меня не было, поэтому приходилось выигрывать в карты. Получалась довольно порядочная сумма. Потом некоторое время ходил с друзьями в казино. А потом я понял, что это все начало потихонечку накрываться, перестали пускать в казино…

– Почему?

– Потому что мы выигрывали. Владельцы казино пытаются уменьшить свои траты разными способами. В частности, игры стали изменяться. Раньше были очень хорошие правила, а потом они начали потихонечку меняться. Так как среднестатистический посетитель казино играл очень плохо, выиграть он все равно не мог. А те, кто знал математику, получали преимущество. Они считали карты в Блэк Джеке, знали стратегию игры покер – и на этом выигрывали. Сейчас правила начинают ухудшаться. Точнее, уже ухудшились. Но лудоманы будут играть и при менее выгодных правилах, так что страдают только профессиональные игроки. Собственно, после этого я тоже перешел на покер, а затем на онлайн-покер. Сначала это было развлечением: я играл минимальные лимиты, научился выигрывать какие-то 300 долларов в месяц. Потом понял, что, в общем-то, этим можно зарабатывать. Уже где-то через полгода я выигрывал тысячи по две долларов, но основной работой это пока не было – все-таки слишком мало. А через два года, то есть месяцев восемь назад, произошел качественный скачок, после которого я понял, что могу играть турниры. Видимо, на каком-то этапе понимание переходит на новый уровень. Сначала ты читаешь, набираешь опыт, но ты еще не понимаешь мозгами, что нужно делать, а просто механически запоминаешь. А потом происходит резкий скачок, когда количество переходит в качество, и ты уже знаешь, что к чему. Именно это со мной и произошло.

– А сейчас вы работаете?

-Уже нет. В апреле я ушел со своей последней работы, когда я понял, что ее тяжело совмещать с покером, а уровень заработка в покере стал превышать основной. Работа отнимает минимум восемь часов плюс командировки. Я долго думал и решил, что надо с ней все-таки расстаться, заняться покером профессионально и получить максимальную выгоду.

 – Насколько сложно было принять такое решение?

-Для того, чтобы профессионально заниматься покером, к этому надо быть психологически готовым. Это очень важный момент. И что очень важно, к этому должна быть готова твоя семья. Я знаю много людей, которые хотят стать профессиональными игроками, но близкие им этого не позволяют. Либо они еще молоды и живут с мамой-папой, которые и слышать не хотят ни о каком покере, либо жена грозит разводом и ставит палки в колеса.

– А как отреагировали ваши близкие?

– Когда я познакомился со своей женой, она знала, что я хожу в казино и игра покер моё главное увлечение. Шоком это для нее не было. Но когда я сказал, что бросаю работу, она сначала тяжело это восприняла. Не так тяжело, как любая другая, но все-таки расстроилась. Спрашивала меня, все ли я продумал, ведь у нас год назад родилась дочка. Но она ни разу не пожалела о моем решении и сейчас всячески меня поддерживает, говорит, что я поступил правильно. У всех по-разному бывает. Вон у Джипси, например, жена вместе с ним играет.

 – Кстати, о Джипси. Он утверждает, что образование не дает большого преимущества в покере. Вы закончили МГУ. Как вы считаете, это помогает вам в игре?

-Да, я окончил экономический факультет и считаю, что это мне помогает. Ведь что хорошо в нашем образовании? Выходя из института, ты не становишься профессионалом. Это в Америке студенты изучают одну профессию и не знают ничего из других сфер деятельности. У нас людей учат учиться. Если человеку нужна какая-то профессия, он сможет освоить ее максимально быстро. Причем это можно сказать обо всей системе, а не только об МГУ.

– Значит, если бы не вуз, вы бы не достигли таких успехов?

-Ну, мне немного проще, потому что я в школе учился в физ-мат классе и поступил на мехмат, так что с математикой у меня всегда было хорошо. Хотя есть люди, которые окончили восемь классов и добились больших успехов. Но это, скорее, исключения.

– Вы играете в основном в он-лайне?

-Сейчас – да, но постараюсь больше ездить на турниры. Хотя так получилось, что визу в Америку мне не дали. В феврале я выиграл Poker Dome на Mansione’e и должен был лететь в Америку по приглашению, которое мне прислали. Там у них большое стеклянное здание, куча зрителей – в общем, все достаточно красиво. Но когда я пошел получать визу, мне ее просто не дали. Причем осталось очень неприятное ощущение. Человек, с которым я разговаривал, сказал мне: «Я вот не пойму, а зачем вам в покер в Америке играть?» Я говорю: «Я выиграл эту поездку, она стоит денег. Этот турнир будут показывать по телевизору». А он как будто не слышит: «Я, – говорит, – не понимаю, зачем вы в Америку летите. Играйте здесь в свой покер. Вообще, какая-то у вас странная цель – игра покер. Я не понимаю этой цели». И поставил отказ. А потом я прочитал на форуме, что бывает и наоборот – кто-то тоже что-то выиграл, должен был ехать на турнир, и девушка визовый офицер, узнав, что он едет играть, тут же поставила ему визу. Ну а мне сказали, что теперь раньше, чем через полгода визу мне не дадут, даже обращаться бессмысленно. Я потому и WSOP пропускаю. Ну да ничего страшного. В следующем году, думаю, будет все нормально. А пока буду стараться участвовать в других крупных и интересных турнирах. В августе в Барселоне будет проводиться EPT, попробую попасть туда. Конечно, одному ездить скучновато, поэтому посмотрим, захотят ли поехать мои друзья. А пока – он-лайн.

– Где вам больше нравится играть – в России или за рубежом?

-Есть существенные отличия в игре? Отличия, безусловно, есть. Скажем так, на наших турнирах есть достаточно сильные игроки, но попадаются и люди, которые пришли играть просто for fun. Например, я однажды наблюдал, как на стодолларовом сателлите в двухтысячный турнир в «Короне» человек сделал, если я не ошибаюсь, 24 ребая. Я с ним сидел за одним столом. Выглядело это так: он делал рэйз, после чего ставил олл-ин, независимо от того, какие у него были карты. После того, как он сделал 20 с чем-то ребаев на сателлите и уже ушел в минус, – ему сказали: «Ты знаешь, что ты играешь сателлит?» Он удивился: «Да, сателлит? А как это? Типа, турнир для бедных? Ну ладно, тогда я пойду олл-ин». Сыграл в олл-ин, проиграл и ушел. За границей подобного нет. Есть некий определенный средний уровень, ниже которого не опускаются. Главное в таких условиях – не ошибиться и определить уровень человека, а дальше против него можно играть совершенно спокойно. Естественно, там есть достаточно сильные звезды, с которыми просто интересно состязаться. Вили Тан играл очень интересно на Гоа. У нас же – есть человек 20 очень крепких. Не звезд, но очень-очень крепких. С ними тоже достаточно сложно.

 – Кого бы вы выделили из отечественных игроков?

-Если выделять, то это, безусловно, Иликян – человек, который добился действительно больших успехов. Мало того, что он очень хорошо играет, но с ним еще весело сидеть за одним столом – он создает интересную и веселую атмосферу. Джипси – тоже очень сильный игрок. Коля Лосев отлично играет. Могу сказать это наверняка, потому что играл с ним. Ну и два моих друга, с которыми мы играем приблизительно на одном уровне, но они просто еще нигде не засветились. Обязательно засветятся, я в этом абсолютно уверен. Но со многими я просто не играл, поэтому ничего определенного о них не скажу, хотя результаты есть. Допустим, Кравченко – первый россиянин, выигравший браслет на WSOP, а я вообще не знаю, как он играет – ни разу с ним не встречался даже. Но раз человек выиграл браслет – наверняка, он очень многое умеет. Герасимов и Кафельников – это понятно. Хотя, опять же, я с ними не играл, а только смотрел, как они играют.

– А кто вам интересен из западных звезд?

-Из тех, с кем я играл, мне понравился Хусейн и Уилли Тан. Еще – Дэвилфиш. Я с ним не играл, только смотрел, как он играет. Не буду говорить про Хатчема, Айви и так далее – я думаю, все, кто смотрит покер по телевизору, ими восторгаются. Ну а какого-то покерного кумира у меня нет. Хотя со звездами всегда играть интересно – хочется их обыграть.

 – А как у вас с литературными кумирами? На чьих книгах учились?

-Изначально я читал все, что было. Накупил кучу книжек. Хотя, если сейчас оглянуться назад, то понятно, что все эти книги достаточно слабые. Единственная действительно сильная книжка – это Харрингтон. Это все говорят, ничего нового я тут не открою. После прочтения Харрингтона происходит переворот в понимании турниров. Сильно мозги переворачивает. Практически сразу после ее прочтения – недели через две – я сыграл семь турниров. Результат – 5 первых мест, одно второе и один вылет. До этого я занимал призовые места, но первых мест у меня практически не было. Хотя я знаю людей, которые читали эту книгу, говорили, что, мол, да, это очень здорово, но никакого прорыва у них не происходило. Видимо, надо, чтобы человек это как-то осознал. По лимиту я ничего не могу сказать, хотя играл. Не думаю, что какая-то определенная книжка мне что-то дала. Там сам до всего доходишь, потому что и так все понятно. Лимит очень прост математически. По ноу-лимиту есть неплохая книга Харкера и Фокса. Ну и, в общем-то, из Харрингтона можно брать простые приемы.

– Математику лучше постигать по книгам или на собственно опыте?

-Ну что там может быть непонятного? Шансы банка – это же азы. Если ты не понимаешь, что такое шансы банка, то тебе в покере вообще делать нечего. Ты прочел все эти вещи один раз, а дальше начинаешь считать сам. Если не будешь сам считать – тогда у тебя вообще ничего не получится.

– Сколько длился период «ученичества» в покере, прежде чем вы почувствовали, что готовы к крупным играм?

– Где-то полгода я играл по копейкам. Очень радовался, когда что-то выигрывал или получал какие-то бонусы. Мне это было просто интересно, игра покер была для мня, как развлечение. Потом пошел вверх по лимитам и понял, что на более высоких лимитах сидят те же люди, в плане мастерства. Я увеличил свой банкролл, положил побольше денег, и начал уже выигрывать по паре тысяч. Потом понял, что этим можно жить. Тогда я занимался продажей программного обеспечения, и не испытывал особого энтузиазма на работе. А тут увидел, что это мое, и если сделать игру покер профессией – будет очень здорово. Понятно, что это достаточно большой риск, определенная непостоянность, плюс непонятно что с налогами. В общем, было страшновато, поэтому я продолжал работать. А когда игра покер стала приносить десятки тысяч долларов, работать за 3 стало сложновато. Тем более, что у меня появился некоторый запас средств, и если что-то произойдет, я не останусь без денег. В самом крайнем случае – пойду работать, хотя скорее – открою что-то свое, вложу деньги в дело, чтобы иметь дополнительную подстраховку. Но пока хочется заниматься именно покером. Он приносит и удовольствие, и деньги.

– Ваша основная специализация – это турниры?

-Я могу играть и ноу-лимит, и лимит. В декабре, когда я играл в лимит, у меня был период, когда решил поиграть большие лимиты вроде 25/50. И за месяц я сделал на этом лимите тысяч пятнадцать долларов. Просто выигрывал и выигрывал. У меня было ощущение, что люди сами отдают мне деньги. Правда в январе меня также легко спустили на 5 тысяч. Там надо играть аккуратнее.

– Вы используете какой-нибудь дополнительный софт во время игры?

-Когда я начинал играть в лимит, я, конечно, использовал Poker Tracker. И для ноу-лимитов тоже. Но на турнирах это не очень удобно. К тому же я сейчас играю в двух местах, где Poker Tracker еще не подключен. Мне гораздо больше помогают ноутсы – возможность делать заметки относительно противников. Конечно, если использовать и то, и другое, может, это помогало бы больше. Но это все надо мучительно долго настраивать, а я не скажу, что это дает настолько большие преимущества, чтобы этим так серьезно заниматься. А вот в лимите это полезно. Лимит – это на сто процентов чистая математика.

– Расскажите о своей первой крупной игре в казино.

-Я до сих пор помню свой первый оффлайновый турнир – по 300 долларов с ребаями. Причем у меня тогда не было банкролла, просто очень хотелось сыграть этот турнир. Я предложил своему другу поехать. Он говорит: «Так мы же не умеем». «Да ладно, не умеем, – говорю, – вон в Интернете турниры выигрывали, значит, и вживую сможем». В итоге заняли шестое и седьмое место – оба призовых. Седьмое было первое призовое. Результат мог бы быть и лучше, я был чип-лидером, но я пошел в олл-ин 2 раза подряд на средних парах – я тогда совершенно ничего не понимал. Меня потом спрашивают: «Зачем ты это сделал, у тебя же был большой стэк». А я сижу с вот такими круглыми глазами и говорю: «Не знаю. У меня были хорошие карты, вот я и пошел». Абсолютно ничего не понимал.

 – А сейчас во время «живой» игры вы волнуетесь? Или волнение свойственно только новичкам?

– Не волнуюсь, но порой организм преподносит сюрпризы. Перед отлетом в Барселону я решил сходить размяться на «тысячник», который устраивался как раз за день до моего вылета в «Космосе». Я до этого в оффлайн не играл три или четыре месяца. И вот я ловлю на тёрне свой сет и понимаю, что у меня дрожат руки. Я абсолютно спокоен в душе. У меня все нормально, я все понимаю, но с руками ничего поделать не могу – дрожат, и все тут. Для меня это было шоком. Потом, когда я немного поиграл, дрожь прошла. Видимо, организм адаптировался. В Барселоне уже все было хорошо. Но теперь перед крупным турниром я обязательно пойду куда-нибудь поиграю, чтобы организм вошел в нужное состояние.

– Вы агрессивный игрок?

– Да. У меня есть друзья, которые играют одновременно по 8-10 столов, но только топ-карты. Мне это просто скучно, да и приносит это не так уж много денег. Я могу играть 4 стола. Считаю, что больше – уже неправильно, потому что ты перестаешь смотреть на соперников, а значит, не знаешь, против кого можно использовать блеф и в какой ситуации. Ведь блеф надо заранее готовить. Когда ты играешь 8 столов, то только и успеваешь, что мышкой «пасс» нажать. Если у тебя на двух столах розыгрыши, ты мечешься от одного стола к другому. Не вижу в этом смысла. Я считаю, что надо заниматься тем делом, которое приносит удовольствие, почему я и ушел с работы. А какое удовольствие в том, что все время жать «пасс»?

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.Обязательные поля помечены *